Домой Без рубрики "Мы никогда и ни с кем не ведем двойной игры": президент рассказал...

"Мы никогда и ни с кем не ведем двойной игры": президент рассказал о будущем мировой энергетики

12
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В России решались судьбы мировой энергетики. В Москву съехались руководители сотен крупнейших компаний планеты, которые так или иначе связаны с этой сферой. В центре внимания — президент России, страны, которая добывает больше всех нефти, экспортирует больше всех газа и строит лучшие в мире атомные электростанции. И, конечно, где большие деньги — там большая политика, поэтому Владимиру Путину задавали вопросы не только о будущем электромобилей, но и о предстоящих выборах, об отношениях с США, и о том, что делать с Северной Кореей.

Наглядная агитация. Азиатским бизнесменам российские коллеги демонстрируют чудо-присадку, которая заставляет нефть двигаться по трубам быстрее. Товар полезный, ведь, по оценкам, всего через пару десятилетий человечеству энергии будет нужно больше на треть.

Россия — один из ведущих поставщиков углеводородов. Кроме доходов, это еще и ответственность, которую, по словам Путина, наша страна понимает. Впрочем, не все игроки рынка ведут себя благородно. «Ряд ограничений, односторонние финансовые и секторальные так называемые санкции в энергетике прямо используются некоторыми нашими партнерами, некоторыми странами для недобросовестной конкуренции, по-другому просто невозможно и сказать, для проталкивания собственных интересов и собственных энергоресурсов, несмотря даже на их неконкурентоспособность, — отмечает российский президент. — Негативный эффект подобных шагов очевиден для всей мировой экономики, для всей мировой энергетики. Это, в первую очередь, бьет по потребителям, а также и по тем странам, которые, поддерживая такие действия, упускают привлекательные инвестиционные возможности».

В прошлом году члены ОПЕК и еще ряд стран, в числе которых – Россия, договорились об ограничении добычи нефти почти на два миллиона баррелей в стуки. В итоге падение цен сменилось ростом. Бюджету страны эта сделка принесла почти триллион рублей.

«То, что мы сделали вместе с ОПЕК, я считаю, идет на пользу всей мировой экономике, — говорит Владимир Путин. — Будем ли мы продлевать эти договоренности или нет — будет зависеть от того, как будет складываться ситуация на мировом рынке. В принципе, я такого не исключаю».

«И если, допустим, вы примете решение продлить ограничение по добыче, такого рода продление, вы предполагаете, продлится до следующего года?» – спрашивает модератор, исполнительный редактор Bloomberg по энергетике, мировому бизнесу и финансам Джон Фрайер.

«Я ему говорю, что мы еще не знаем, будем продлять или нет, а он уже меня спрашивает, до какого времени мы продлим, — парирует президент РФ. — Вот когда мы решим продлять или нет, тогда мы и определим сроки. Но, в целом, если говорить о возможном продлении, то, конечно, как минимум до конца 2018 года».

На форуме звучит предложение — в газовой сфере создать организацию по типу нефтяной ОПЕК. Рынку голубого топлива на ближайшие два десятилетия прогнозируют уверенный рост. В этой сфере у России — целый ряд мощнейших проектов, ориентированных как на Европу («Северный поток»), так и на Азию («Сила Сибири»). То, что спрос на российский газ уверенно растет, подтверждает и Алексей Миллер — председатель правления ПАО «Газпром».

За чистую энергетику Москва не просто выступает, но и делает в этом направлении многое. В отечественном энергобалансе больше трети приходится на атомные станции. Но ведь рядом воздух коптят машины с двигателями внутреннего сгорания, электромобили на наших дорогах пока еще как белые вороны.

«Мы можем себе представить, что в один какой-то день вы будете за рулем сидеть автомобиля, электромобиля, произведенного Илоном Маском?» – интересуются у Владимира Путина.

«Почему нет? Мы открыты, мы и покупаем и продаем, причем, покупаем все, что нам полезно, и продаем все, что нам выгодно, — отвечает он. — Поэтому ничего здесь особенного нет. Что вы думаете — мы будем ездить только на телеге что ли? Нет, мы уже не на телеге ездим. Или на танках? Танки хорошие».

Модератор встречи — американский репортер — воспользовался случаем и увел разговор от глобальной энергетики в сторону геополитики. Вопросы на злобу дня — о Северной Корее и Дональде Трампе. «Президент Трамп использует очень провокационные формулировки в отношении Северной Кореи, — говорит Джон Фрайер. — Он угрожает Северной Корее уничтожением. Многие считают, что в том, что касается Северной Кореи, в политике США — хаос. Что вы думаете о подходе президента Трампа?».

«Это вы — американец, вам лучше видно, и вы лучше меня знаете, что нужно думать о политике своего президента», — отвечает Владимир Путин.

«Я здесь полностью нейтрален», — подчеркивает Джон Фрайер.

«Такие бывают? – переспрашивает президент России. — Вы первый, которого я вижу в таком качестве. Ну, как бы там ни было, в любом случае, это не мое дело — определять и оценивать политику президента Соединенных Штатов. Но публично я уже говорил об этом, здесь никакого секрета нет, я могу только повторить, что я говорил. Риторика со всех сторон должна быть снижена. Вот смотрите, в 2001 году по-моему я по дороге в Японию был в Северной Корее, встречался с отцом нынешнего лидера. Он мне тогда еще сказал, что у них есть атомная бомба. Больше того, сказал, что «мы с помощью достаточно простых артиллерийских систем далеко достанем до Сеула». Это было когда? В 2001 году. Сейчас — 2017-й. Страна живет в условиях постоянных санкций. Вместо атомной бомбы у них теперь водородная. Вместо простейших артиллерийских систем теперь ракеты средней дальности, в 2700 километров, а то и больше, уже 5 тысяч. Что изменилось? Разве это путь, который способен решить проблему? Да нет. Мы и на встрече с президентом Трампом об этом говорили. Я понимаю, что все, что происходит в Северной Корее, раздражает. Я понимаю. Мы эти действия Северной Кореи, направленные на срыв договоренностей и резолюции Совета Безопасности ООН, осуждаем. Но думаем, что нужно идти все-таки по другому пути».

Одна из самых представительных делегаций — из Саудовской Аравии. Дело в том, что сегодня в Москву впервые в истории приезжает король этого ближневосточного государства. Двусторонние отношения сейчас явно на подъеме. И это не может не интересовать американского журналиста. «Но давайте согласимся с тем, что основной, безусловно, союзник Саудовской Аравии всегда будут оставаться Соединенные Штаты в вопросах, касающихся геополитики. Беспокоит ли вас, допустим, такой аспект, что Саудовская Аравия может просто вами пользоваться?» – еще один вопрос Владимиру Путину.

«Вы сказали – «всегда будут оставаться», — замечает он. — Разве в мире есть что-то абсолютно постоянное? Мне кажется, наоборот, всегда все меняется. Что касается Саудовской Аравии, у нас несколько десятилетий назад отношения были, но чисто поверхностные. Сейчас они изменились капитально. Да, у нас есть определенные разногласия. У нас есть разное видение того, как эффективней решать те или иные проблемы. Но вы знаете, в чем наше преимущество. Не только в отношениях с Саудовской Аравией, но и со многими другими странами региона. Вот я вам скажу, вы можете верить, можете не верить, а можете спросить у наших партнеров. Наше преимущество заключается в том, что мы никогда и ни с кем не ведем двойной игры. Мы всегда честны в отношениях с нашими партнерами. Мы открыто излагаем свою позицию. Если мы с чем-то не согласны, мы прямо говорим, что наша позиция такая-то, мы имеем в виду вашу, учитываем ее, уважаем ее, но действовать будем так и так. В этом отношении у нас есть огромное преимущество, потому что мы предсказуемы в отличие от многих других стран. Именно это, на мой взгляд, а не наш военный потенциал, и привлекает наших партнеров к развитию отношений с Российской Федерацией».

Через некоторое время разговор начал напоминать интервью. Журналист шел по списку вопросов всей внешнеполитической повестки. Российский президент попробовал вернуть собеседника на площадку форума анекдотом: «Молодого солдата спрашивают, вот если на тебя идут там, скажем, 20 террористов, что ты будешь делать? Я возьму «Узи» и буду стрелять. Молодец. А если на тебя идут танки? «Я возьму гранатомет, буду защищаться». Молодец. А если вот самолеты летят, и танки идут, и еще террористы наступают? Он говорит: «Господин генерал, а я что — один воюю в нашей армии?» Я вот хотел спросить: «Я что, один здесь разве на этой дискуссии?»

Но ведущий все же задал еще один вопрос: «Вы уже решили, против кого вы будете баллотироваться? Потому что все пытаются для себя вычислить это».

«Нет, я еще не только не решил, против кого я буду баллотироваться, я не решил, буду ли я баллотироваться вообще, — признался Владимир Путин. — Потому что по закону у нас в конце ноября, по-моему, начале декабря должна быть объявлена президентская избирательная кампания. Вот думаю, что к этому времени основные претенденты об этом скажут публично, объявят и обнародуют свои предвыборные программы».

Владимир Путин провел отдельную встречу с бизнесменами. Состоялись у российского лидера и двусторонние переговоры в Кремле. Президент принимал у себя коллегу из Венесуэлы Николаса Мадуро. В своем Twitter гость позже назовет беседу экстраординарной.
Дополнительно:

Файл №2

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here